СВС

Numer eins

Для организма актуально получать как можно больше энергии и как можно меньше ее растрачивать. На это и направлена основная активность мозга. Нервная система является источником быстрой реакции организма на любые изменения окружающей среды. Чем она эффективнее работает, тем меньше животное находится в неблагоприятных условиях и дольше в благоприятных. Неблагоприятными условиями можно считать любые ситуации, связанные с безвозвратной и невосполнимой потерей энергии. Идеальные условия существования приводят к переносу индивидуальной морфогенетической информации в следующее поколение - размножению. Чем больше таких переносов, тем выше приспособленность и адаптированность вида. Иначе говоря, шансы на выживание и процветание вида возрастают, если животное не проявляет активности, но потребляет много энергоемких соединений и в результате эффективно и часто размножается.

Дисклеймер для тех, кто не знает выдающихся людей науки своей страны в лицо: Все тексты в блоге (кроме заголовков) принадлежат нейробиологу-морфологу, палеоневрологу, профессору Савельеву Сергею Вячеславовичу, фотография которого "подписывает" сверху каждый текст и нигде более мною не используется. Тексты взяты из многочисленных интервью профессора Савельева.
СВС

(no subject)

Эволюция человечества очень жесткая. Что мы делаем с асоциальными типами? С душегубами, насильниками, педофилами? В тюрьму. Особенно хулиганистых - пожизненно. А что мы делаем с особо умными? Мы их тоже травим и травим как следует. Почему? Потому что все, что выходит за социализированную норму, должно быть уничтожено - в этом принцип эволюции мозга человека, как только он стал человеком. У нас существует жесточайший внутренний искусственный отбор людей по индивидуальным особенностям. В эволюции человечество, чтобы поддержать внутрисоциальную жизнь, было готово пожертвовать и очень умными, и очень агрессивными. То есть, слишком людьми и слишком животными.
СВС

Сам себе враг

Мозг, вообще-то, это орган, который не хочет жить. По очень простой причине. Во-первых, мы живем и так слишком долго. Считается нормальным, что организм доживает до репродуктивного возраста, размножается и умирает. Так, например, делают все осьминоги, несмотря на свой развитый интеллект. Они очень умны и неизвестно, что произошло бы на белом свете, если бы, не дай Бог, они жили по сто лет. Природа сыграла с ними злую шутку, они живут до первого размножения.

Мы живем долго и живем несколько старческих возрастов, по биологическим меркам. И сохранение мозга в рабочем состоянии очень важно. Но мозг противится этому. Потому что внутри мозга сидит очень специфическая система, которая полезна для вида в целом (мы - приматы и мозг пытается нас сохранить в этом качестве), но отнюдь не полезен лично индивиду. В чем дело?

Мозг не поддерживает интеллектуальную деятельность, которая и делает нас людьми. Например, вы захотели выучить сопромат. Насилие чудовищное над собой, заставить себя учить это все практически невозможно. Человек насилует себя, тут же начинает есть как пылесос, мозги начинают работать - организм в панике, энергия вылетает в трубу. То есть, это не приветствуется организмом, миллионы лет наши предки экономили, а мозг и построен так, чтобы обеспечить ПОВЕДЕНЧЕСКИ эту экономию. Стало быть, надо ничего не делать, интеллектуально не напрягаться и это поддерживается мозгом - это хорошо. Мы не можем доказать этой системе, что у нас полный холодильник колбасы. Мозг не поверит, что она завтра не кончится. Поэтому ее надо съесть сегодня. А любые интеллектуальные усилия не поддерживаются. Логика примитивная. Вы бросили трудится над сопроматом и сразу получаете райское наслаждение, мозг тут же оценивает затраты энергии и вознаграждает организм внутренними наркотиками - эндорфинами. Бросили что-то делать, легли, включили телик, взяли книжку. А потом и книжку положили и задремали. Вот это идеальный вариант. Патологическая лень поддерживается, стремление к размножению поддерживается, стремление к доминантности поддерживается.

Отсюда и проблема. Если вы не напрягаете мозг, у вас в мозге кровоток уменьшается. Если вы им не пользуетесь, начинаются склеротические изменения, которые приводят к смерти, в конце концов. Так что суть вопроса сводится к следующему. Если мозг категорически отрицает любую активную работу - он является инструментом по убиванию самого человека. Поэтому идя на поводу у мозга, то есть, расслабляясь, наслаждаясь жизнью, не думая ни о чем, мы наиболее оптимальным способом приводим свой мозг к разрушению. Капилляры запустевают, кровоснабжение падает, нейроны начинают погибать. Отсутствие необходимости напрягать свой мозг приводит к физическому уничтожению. Мозгу вся эта работа не нужна, он решает другие задачи. Эволюция не создавала его для того, чтобы думать, творить, создавать что-нибудь. Он создавался для того, чтобы включиться ненадолго, решить проблему и тут же выключиться.

Он нужен не для того, чтобы заниматься интеллектуальной деятельностью, а наоборот, чтобы обеспечить максимальные возможности для ничегонеделания. Мозг - наш убийца, ленивый, похотливый и страстно желающий выпендриваться, то есть, заниматься доминантностью. Все, что может послужить основой для деградации организма, мозгом поддерживается, потому что это накопление энергии. Все, что приводит к потере энергии, встречает сопротивление с помощью специальных систем, выработанных эволюцией. Отсюда противоречие между индивидуальными желаниями ночью под одеялом и социальными требованиями.
СВС

Войне - быть, иначе смерть

Мышление - еще более затратный процесс, чем элементарное запоминание. Организм животного и человека тщательно избегает малейших намеков на любую деятельность мозга, прямо не связанную с пищей и размножением. Затраты мозга на поиск нестандартных поведенческих реакций могут быть огромны, а результаты сомнительны. Вся социальная структура сообществ животных и человека построена так, чтобы мышление как процесс поиска новых решений старых проблем не могло реализовываться в стабильных условиях среды. Иначе говоря, мышление не постоянное свойство млекопитающих, а резервная система. Она возникла как артефакт способности нейронов образовывать и разрушать связи между собой.

Пока головной мозг был маленький, а нейронов немного, эти свойства нервных клеток приводили только к элементарному запоминанию и сравнению результатов собственной активности. Когда же мозг стал большим, а число нейронов составляющим миллиарды, свойства нейронов сыграли с млекопитающим злую шутку. Возникла устойчивая и изощренная память, а на ее основе - способность к сравнению и установлению скрытых связей между явлениями и предметами.

Отвечая на философский "гносеологический вопрос" о мышлении, можно сказать, что он имеет "приятную" историческую ценность. Проблема мышления решается с помощью двух параллельных процессов: априорных способностей нейронов образовывать связи и апостериорных возможностей мозга, который может получать и накапливать информацию о внешнем мире. Эти явления удается разделить и противопоставить друг другу только умозрительно.

Механизм мышления оказался для мозга затратным и биологически сомнительным, поэтому животные и человек всячески избегают использования этого свойства мозга в стабилизированной среде обитания. Однако в мышлении проявляются кое-какие преимущества, когда стабильность среды нарушается. Тогда любая нестандартность поведения может изменить жизнь особи в лучшую или худшую сторону. Такая нестандартность должна быть, иначе выживание будет зависеть от случайности. По-видимому, появлением мыслящих существ мы обязаны очень нестабильной среде и длительным вынужденным затратам мозга, когда-то "культивировавшего" этот странный артефакт.
СВС

Отбор, селекция, кастинг...а ты думал, в сказку попал?

Представим, что искусственный отбор действительно существует и работает. Но как мы его осуществляем на протяжении своей истории? Ведь этот суровый искусственный отбор в конце концов привел к сегодняшнему мозгу. Вопрос интереснейший, ведь к эволюции биологической, плодами которой мы стали, примешалась уже искусственная система отбора, то есть, мы сами себя селекционируем, ни один вид этого не может, а мы смогли, да еще зонально, то есть, разделившись на нации, этнические группы, религиозные, профессиональные группы и прочее, и прочее. Мы являемся селекционерами собственного мозга. И при этом умудряемся между собой живописно спариваться и размножаться, в живописном беспорядке, оставляя изменчивых (по мозгу) потомков.
СВС

Основа отношений (диалог)

- Есть какое-то ощущение себя, внутренние образы, внутренние диалоги, может быть...
- Ну, придумать можно все, что угодно.
- Но вы сейчас себя как ощущаете?
- Я себя ощущаю усталым бабуином, потому что уже поздно.
- Но есть же какое-то ощущение себя?
- А зачем? Это же бездоказательные убеждения, которые позволяют задурить голову любому примату. Собственно говоря, на этом строятся функции государства и религии. Я не могу оперировать словами о словах. То есть, я не могу называть натурфилософскими названиями простые физиологические явления, которые есть. Не надо придумывать новых сущностей, они известны.
- Если все так понятно и просто, то ЧЕМ ЖИТЬ, собственно говоря?
- Да Вы не волнуйтесь так, всё хорошо. Знание отнюдь не решает никаких проблем. Человек в силу своей внутренней приматной исключительности (доминантности) считает где-то внутри себя, что "нееет, это не так" - и это является основой дальнейшего самообмана. В этом-то весь фокус. Всё равно внутри, в третьей подложке - "нет, это не совсем так". И как только этот червяк появляется - возникает проблема подмены понятий, подмены реальных событий имитацией - и дальше пошло-поехало, то есть, то, что и нужно. Фокус в том, что то, что мы называем нашим самосознанием, самопониманием, самооценкой - оно построено на НЕДОВЕРИИ. Это основа отношений среди приматов. Мы не верим друг другу. И это "щастье" дает возможность нами управлять.
Описание реальных явлений, как правило, запрещается - всегда и везде, во всех странах. Например, вопросы индивидуальной изменчивости мозга человека - запретная тема, везде. Морфологическая изменчивость мозга. Она же связана с поведением напрямую. Потому что она дает прямые ответы на прямые вопросы. Насколько наша оболочка, наши абсолютно материальные мозги контролируют те социальные процессы и участвуют в тех социальных процессах, которые происходят вокруг нас. Поэтому эти вопросы, что бы не происходило, никогда не рассматриваются. Это наше счастье, мы продолжаем существовать дальше, как счастливые полуобманутые бабуины.
СВС

Мы гребаные обезьяны

У нас все общество, и западное, и восточное, построено по биологическим принципам. Хорошо бы найти хоть один рассудочный принцип, по которому государство действовало бы. Что стимулируется в нашей стране? Репродуктивный успех, даже ввели материнский капитал, введено пособие женщинам, удлиняется срок заботы о потомках. Это что?
Вопрос не стоит о том, что давайте сделаем так, чтобы эти дети были образованными, воспитанными и чтобы родители могли бы дать им соответствующее социальное воспитание. Нет. Просто размножаем. Их должно быть много. Это деятельность по рассудочным принципам? Нет. Это стимуляция биологического процесса воспроизводства.
Рассудочная деятельность предполагает комплексное решение любой проблемы. А если вы просто стимулируете рождаемость, не обеспечивая всем остальным, то вы решаете некую сиюминутную биологическую задачу. Говорить можно, что угодно об обеспечении этим остальным, но вопрос в том, что происходит в реальности.
У нас депопуляция? Меня не интересуют частности, т.е. наша страна, идет биологический процесс на планете и население увеличивается. Население планеты, в результате подобной политики, непрерывно увеличивается. Мы скоро съедим все, что нас окружает. Чисто эволюционное событие и что бы мы ни говорили, все к этому идет. Мы стали доминирующим видом на планете, который уничтожает все вокруг себя.
Какая цель любого жителя на этой планете? За исключением тех, кто уже переел котлет из черной икры? Заработать побольше денег. Устроить себе пещерку, т.е. жилье. Перенести геном в следующее поколение. Где здесь человеческое?
А человеческое это то, что не несет прямой биологической выгоды любому человеку. Рассудочная деятельность. Мы людьми так и не стали. Мы млекопитающие, которые ведут себя очень агрессивно, очень неразумно и инструментов, благодаря которым люди стали бы разумными, у нас никаких нет. Потому что ценится все то же самое. Высокая адаптивность, умение добыть хлеб насущный - любой ценой, за счет любых соседей. То же самое с размножением, чем больше детей, тем лучше. Для мальчиков это количество самок, в конце концов, для девочек еще нужно найти такого, чтобы удалось вырастить то, что получилось. Опять биологические законы. Доминантность - посмотрите, что делается в офисах, телестудиях и тп., как люди пробиваются к власти и деньгам, которые опять-таки нужны, чтобы решать репродуктивные проблемы.
Структура человеческого общества отражает эволюционные результаты развития человечества, а не рассудочные. В этом главное. И люди не могут осуществлять элементарные вещи на рассудочном уровне. Общество построено по биологическим законам. Будет осуществляться всегда биологически выгодное, а не разумное.
СВС

Проще убить

У нас, у человека, есть один принципиальный фокус, который отличает нас от животных. Этот фокус в устройстве мозга состоит в том, что мы не может наследовать все формы поведения. Животное, которое вы выкормили, ничему учить не надо, оно по большей части научится всему само, инстинктивно. Человека так вырастить нельзя. Человек, если окажется не среди людей, а среди животных, станет животным. Люди, прожившие с трех до десяти лет вне человеческого сообщества, дальше были неспособны к жизни в нем. Это говорит о том, что у нас сложное поведение наследуется так же, как инстинкты. Как в животном мире существует запечатление, так мы запечатлеваем социальные нормы поведения. Наш мозг начинает заполнятся этими социальными инстинктами и потом их оттуда извлечь невозможно. Переубеждению поддается один из тысячи.

Наш мозг имеет внегеномное наследование поведения через социальную структуру сообщества, но это наследование такое же жесткое, как и генетическое - как способность дышать, глотать пищу и прочее. Это ужасно, потому что выбить из человека это невозможно. Это то, что называется корнями, скрепами, чем угодно, на самом деле это социальные инстинкты сложного поведения, которые нельзя передать генетическим путем. Эта система социальных инстинктов так же разрушает человечество, как и созидает - можно убедить в том, что "мы рождены, чтоб сказку сделать былью", а можно, что надо всю жизнь подчиняться, кланяться, резать горло христианам. И это физическая система и изменить ее можно только физически, истребив носителя.
СВС

Навсегда первые

До Советской власти в России наука была общемировая. К нам ездили учиться всему, в том числе и генетике. А в советские времена она стала совсем другой. С нее слетела шелуха немецкой натурфилософии, которая всё окутывала, в начале 20-го века. И вместо немецкой натурфилософии у нас появился оголтелый материализм. Советский материализм. И вот тогда двум гениям, несмотря на то, что один был по уши в крови, а другой - известный авантюрист, Ф.Э. Дзержинскому и О.Ю. Шмидту, пришло в голову, что надо довести материализм до абсолюта и наконец разобраться в том, где находится человеческое СОЗНАНИЕ. В душу никто не верил, все были в трезвом уме и ясной памяти, оттого, что уже насладились на протяжении нескольких столетий мракобесием. В религию уже никто не верил. Психология а ля Фрейд тоже никого не интересовала. Мужик рехнулся из-за своих половых проблем, пациентов у него за всю жизнь было аж девять, что тут можно было обсуждать, одно словоблудие.
Решили пойти другим путем - искать материалистические корни, реальные, физические, которые можно взвесить и измерить. И нашелся Оскар Фогт, который был единственным вменяемым материалистом, жестким, директор Института кайзера Вильгельма, который был знаком с Цеткин и Семашко, которые порекомендовали его использовать. И он предложил внятную систему - давайте возьмем мозги великих людей, в первую очередь Ленина и сделаем по 15 тыс. срезов с каждого мозга, целиком, ничего не утрачивая, ничего не теряя. И будем искать специфические клетки, была у него такая идея. Или какие-то другие специфические отличия гениальных людей от негениальных.
И они начали делать серийные срезы, то есть цитоархитектонику, по К.Бродманну, это был аспирант Фогта, который потом эмигрировал в Англию. И создали уникальную коллекцию. И поскольку материализм был возведен в абсолют, только в России, за государственный счет, продавали бесценные шедевры западноевропейского искусства и покупали микроскопы и микротомы - эту проблему смогли решить, не глядя ни на что. Был создан Институт, который числился как Институт мозга при ЦК ВКП(б) и никому не подчинялся, кроме ЦК. И он решал глобальную проблему - проблему поиска гениальности - и ленинской, и философов, и ученых, и поэтов, и музыкантов, и историков. Они стали собирать мозги великих людей. Они искали сущность человеческой одаренности. И к 38-39 году стало понятно, что они нашли отличие. Была сделана еще и такая работа по заданию партии - Ивану Николаевичу Филимонову было поручено доказать, что расовых различий по мозгу нет (в смысле - ниже-выше). В пику фашистской идеологии. И опубликовать в немецких журналах. Он это сделал. Он взял полтора десятка мозгов: грузин, китайцев, немцев, евреев, русских, татар. Сделал срезы, посмотрел, сравнил количественно затылочные области, зрительные. И показал, что этническая разница меньше, чем индивидуальная изменчивость. И в этой работе он разработал подход, измерение тех самых полей, оценку числа нейронов и прочее. И потом, на протяжении многих лет, другой великий цитоархитектоник, Елизавета Пегасьевна Кононова, осуществляла исследование лобных долей, в том числе и таких выдающихся людей, как Маяковский. Она нашла качественное различие и сорокакратную разницу по некоторым полям мозга. Такой коллекции нигде в мире больше не было. 63 мозга выдающихся людей.
СВС

Не перепрыгнешь

Мы вот бегаем, общаемся, договариваемся как-то - но мы разные виды. По мозгу. При этом можем иметь массу потомков, то есть в этом природа над человеком подшутила очень сильно. У нас эволюция мозга шла параллельно и независимо от нашей соматической эволюции и это привело к катастрофическим последствиям.
То есть, по мозгу мы различаемся как разные виды животных. Не как нации, не как этносы, не как расы. Причем этих видов достаточно много. И договориться мы не сможем никогда. Понимаете, сколько лиса не будет изображать вой, она волком не станет. А у нас разница по мозгу больше, чем между лисьим и волчьим. Индивидуально. И таким образом между нами стоят непреодолимые барьеры, которые делают нас очень разными людьми.